Меню
Назад » » »

ЧУДЕСА ИСЦЕЛЕНИЙ ПО МОЛИТВАМ ИЛАРИОНА

Благодать, данная Господом своим апостолам - исцелять различные недуги и изгонять бесов, подавалась и подается верным рабам Христовым как дар и награда за их верность Царю Небесному. И угодник Божий Иларион имел живую веру в Бога и всю жизнь положил неустанному и непрестанному служению страждущему человечеству. За это сокровищница благодатных даров Божиих была для него открыта, и по молитвам старца Илариона совершались множественные чудеса исцелений. И даже сами бесы, по выражению апостолов, повиновались ему о Имени Иисусове. Вот несколько примеров.

Будучи уже наместником Задонского монастыря о. Зосима приехал к Илариону зимою и дорогою сильно простудился. С ним был ужасный жар, вроде горячки. По его просьбе принесли ему из старцевой кельи масла из неугасимой лампады перед иконою Владимирской Божией Матери, и он вытер этим маслом все тело. Утром Иларион прислал ему кусочек антидора, и, как только он съел его, болезнь прошла.

  Одна ефремовская мещанка не владела рукой и ногою. Много и долго лечилась, но облегчения не получила. Доктора присудили от­нять у нее больную ногу, но она не согласилась и попросила свою мать ходить посоветоваться к старцу Илариону. «Даром ногу пилить, - ска­зал ей Иларион, - Царица Небесная исцелит твою дочь. Иди отслужи ей молебен с акафистом и воду освяти и моему Ангелу молебен отслу­жи. Молись только усерднее. Святую воду возьми с собою и давай больной пить. Вот тебе еще и маслица, помазывай им больную руку и ногу твоей дочери. Приедешь в Ефремов, освяти еще воду пред ико­ною Царицы Небесной Живоносный Источник. Только веруй! Господь силен исцелить больную». По приезде домой, заставши дочь в безна­дежном положении, почти при смерти, она поспешила исполнить все, что было приказано старцем, и сверх всякого ожидания больной по­легчало. Через два месяца она сама приезжала в Троекурово и, хотя была еще слаба, но во время молебна, стоя на ногах, поддерживала икону Владимирской Божией Матери и совершенно исцелилась.

  Купчиха Прасковья Яковлевна Коленкина два года страдала кро­вотечением и приехала к затворнику Илариону в такой слабости, Что не могла стоять на ногах. Он приказал ей употреблять каждый день по чайной ложке кипяченого церковного вина с пятью кусоч­ками хлеба. После трех приемов она исцелилась. Муж ее тем же, по приказанию старца, исцелился от воспаления легких. А когда у него недели две шла постоянно слюна, Иларион приказал ему при­нимать в день по чайной ложке постного масла. После трех при­емов слюна у него остановилась. Однажды он упал на льду; лицо его так распухло, что долгое время не видно было глаз. Он обра­тился к Илариону за помощью. Тот дал масла из лампады от своих святых икон, чтобы мазать лицо больного. На другой же день все прошло.

  Иван Федорович Летошнев сильно заболел и приготовился к смер­ти. Вспомнив о старце, он послал к нему своего родственника про­сить его св. молитв и совета, чем полечиться. Старец отвечал по­сланному: «Дайте больному две ложки деревянного масла и напойте его парным молоком». Не успел еще посланный возвратиться, как больной настойчиво стал требовать две ложки деревянного масла и парного молока, говоря, что батюшка стоит возле него и приказыва­ет принять это. Окружающие сочли слова его за бред и опасались исполнить его требование. Наконец решились дать. Больной выпил и заснул. Возвратившийся затем родственник с удивлением узнал, что больной уже принял лекарство, назначенное ему Иларионом, и именно в тот час, когда старец давал посланному этот совет. Через несколько дней Летошнев был совсем здоров.

  Привезли раз к старцу двух одержимых злым духом. Один был купец из Задонска, а другой елецкий крестьянин. На пути, а еще бо­лее, когда приближались к Троекурову, бесноватые были так свире­пы, что провожатые должны были заковать их железом. Но, едва по­казалась келья затворника, они умолкли, а при появлении старца, осенившего больных крестным знамением и напоившего их елеем из лампады, больные исцелились.

  Страдавшая тем же лебедянская помещица Анна Петровна Штейн писала Илариону, прося его святых молитв. Старец ответил: «Из села Доброго Лебедянского уезда взять Тихвинскую чудотворную икон Божией Матери, отслужить водосвятие и молебен с акафистом Божией Матери и над болящей священнику прочесть определенные православною Церковью заклинательные на злых духов молитвы». Когда все это было исполнено, Анна Петровна, по молитвам Илариона получила совершенное исцеление.
«Когда мы жили в Петербурге, - рассказывала о себе Александра Николаевна Голдобина, - я раз очень простудилась. Болезнь приняла дурной оборот. Доктора находили у меня рак в груди и требовали сделать операцию. Но ни я, ни родители мои не согласились на это, а поехали за советом к нашему уважаемому Старцу, который приказал мне помазать больное место маслом из его лампады (теплившейся перед его келейной Владимирской иконой Божией Матери), и я тот-час же исцелилась. Когда мать наша и мы стали благодарить Батюш­ку, он по своему смирению, скрывая силу своих молитв, сказал нам: «Ведь эта икона Божией Матери чудотворная».

  Сестра ее, Анна Николаевна, в своих записках говорит: «Более года болели у меня глаза. При свидании с Батюшкою он перекрестил их трижды и сказал: «Бог даст, глаза твои никогда не будут болеть. Только сходи к мощам Святителя Митрофана Воронежского». По прибытии из Воронежа глаза мои заметно стали исправляться. Не­смотря на слабость зрения, Батюшка приказал мне вышить по канве бумажник для него. С великим трудом, при болезни глаз заканчивала я работу; между тем думала и даже говорила семейным: вещь-то эта хороша и сработана собственно по усердию к Батюшке, а он непре­менно отдаст своему любимому келейнику. Спустя немного времени глаза мои окончательно исправились, и мы с сестрою приехали к Батюшке. Приятным долгом почла я поднести ему труды мои. Благо­склонно приняв бумажник и любуясь им так же, как я дома любова­лась, он сказал: «Хорош бумажник, и Спиридону я его не отдам». Долгое время страдала я унынием и нападавшим на меня ужасным страхом. Старец приказал сестре моей, Александре Николаевне, ко­торая пришла о том посоветоваться, ударить три раза веткою ваий меня больную, и я внезапно избавилась от недуга».

  Пелагия Кононовна Гранина рассказывала о себе: «Нечаянно за­щемила я палец, и он очень разболелся. Батюшка сказал мне: «Мажь его маслом из лампады, но другим ничем не лечи; а то у меня так-то год целый болел палец». И хотя он еще раз повторил мне эти слова, я не утерпела - стала лечить. Но лекарства не помогали, и боль в пальце усиливалась. Наконец я обратилась к доктору. Он посмотрел и сказал: «Его надо отпилить». Действительно, палец мой сильно разболелся, около него наросло мясо. Почти целый год я так страдала, но, боясь пилить палец, пошла к Батюшке просить его помощи. «Зачем ты лечила? - сказал он, - ведь я тебе не велел. Ступай скорее к Святителю Митрофану, помолись, и я помолюсь за тебя». Прибыв в Воронеж вскоре после открытия мощей Святителя, я с трудом дошла до них от множества поклонников. Приложившись к Святителю, я вместе с тем при­ложила свой больной палец - и он как будто не болел».

И по кончине своей старец Иларион не оставлял своею помощью прибегающих к нему с верою. Вот свидетельства чудесных исцелений, собранные игуменьей Троекуровской обители Нафанаилой: «Меня саму Господь привел испытать на себе силу молитв Старца Божия и убедиться, что Он и за гробом предстательствует за при­сных своих. Глаза у меня от сильной головной боли совсем закры­лись, и я полгода почти ничего не видала, а к докторам боялась обра­щаться. Поехала я в Оптину пустынь к Батюшке о. Амвросию. Гово­рю ему: «Батюшка, как мне быть? Я ничего не вижу, а к доктору бо­юсь обращаться». Он говорит: «К доктору надо к хорошему обра­щаться с глазами». - «Говорят, батюшка, в Воронеже хорошие докто­ра?» - «Зачем в Воронеж?» - «Что же, Батюшка, разве в Москву, может, там лучше?» - спрашиваю я. Он подумал и сказал: «Нет, вот что: ходи ты к Батюшке отцу Илариону. Всякий день ходи. И возьми вот так потри рукой об Батюшку, а потом этой рукой глаза себе по­три». Я спросила: «Что же, Батюшка, маслом?» - «Нет, зачем мас­лом? Ты об Батюшку потри вот так, - и показал рукой, - да глаза потом». Я так и делала, и скоро мои глаза совсем прошли. И сколько лет я живу, всегда прибегаю к Батюшке в случае болезни, и никогда не оставалась молитва неуслышанной».

  Послушница Ксения Брыксина долгое время страдала от острой боли в руках. Боль все увеличивалась и дошла до того, что однажды, придя с послушания из кухни, она подумывала, что не в силах будет завтра идти к своему духовнику. Скорбя об этом и от сильной стрель­бы и ломоты в руке, она горько плакала и в слезах заснула. Во сне подошел к ней старец Иларион, каким изображен на своем иконо­писном портрете, и, сказав: «Не плачь, - дай помажу святым масли­цем», - помазал, и боль утихла. Ксения стала совершенно здоровая и с тех пор никогда не чувствовала боль в руках.

  Елецкая помещица Евдокия Максимовна Полухина страдала бо­лезнью печени. Назначен был консилиум. К больной приезжает те­тушка Прасковья Петровна и рассказывает виденный ее сыном сон: «Приходит старичок и говорит: «Что же вы не отнесете больной ще­почку, которую мать твоя, бывши в Троекуровском монастыре, взяла из кельи о. Илариона?» Тетушка моя принесла щепочку ко мне. Я попросила стакан воды, опустила туда щепочку, выпила воду, а ще­почку приложила к больному месту, потом сама перевернулась на другой бок, чего раньше без помощи других не могла сделать, и крепко заснула. Сон продолжался долго. Проснувшись, я не чувствовала никакой боли. В этот день назначен был консилиум. Когда приехали доктора, то нашли меня здоровой, но я им ничего не сказала о своем исцелении. Свидетельницами сего исцеления были елецкая мещан­ка Просковья Петровна Быкова и государственная крестьянка Агрип­пина Ивановна Михайлова». В 1904 г. исцеленная приезжала в Троекуровский монастырь благодарить старца Божия, а к Пасхе 1905 г. в знак благодарности прислала покров на гробницу старца Илариона. Щепочка же была от поленца того, которое затворник клал под голо­ву себе вместо подушки.

  Крестьянин Орловской губернии Елецкого уезда Дамской волости Александровской слободы Николай Васильев Стуколов 5 июля 1907 года прислал в Троекуровскую обитель следующее письмо: «Служа на Кураповской мельнице (две версты от Троекурова) у г. Нечаева, я бывал в монастыре, видел отца Илариона и в келий его, и слышал о чудесных исцелениях, бывающих по его святым молитвам. На мель­нице постигла меня болезнь живота, так, что я едва мог передвигать­ся. Вспомнил я про о. Илариона и, приказав принести огуречного рассолу, налил стакан и, сказав: по молитве о. Илариона, выпил. И верно, выпил я прямо и уснул, проснулся, не почувствовал боли, а только немного. С тех пор и доселе иногда начнет немного болеть, но по молитвам о. Илариона боль проходит. Все это до сих пор скры­вал, но после виденного мною сна более не могу скрывать и спешу засвидетельствовать свое исцеление по молитвам о. Илариона».

Трехлетняя девочка, Мария, дочь лебедянских подгородных кре­стьян, долго болела глазами и под конец совершенно ослепла. И вот в 1897 году родные принесли её к Батюшке в пещеру, дали прило­житься к гробнице его и помазали глаза маслом из лампады перед Владимирской иконою Божией Матери. Потом пошли к обедне. Во время Херувимской девочка воскликнула: «Дедушка, я тебя вижу!»

  Молодая женщина, крестьянка села Казаки Елецкого уезда - Агафия Рябцева, со дня свадьбы своей шесть лет была одержима бесом. При этом она чувствовала постоянную сильную боль в животе, и во время припадков все тело у нее необыкновенно распухало. И вот в 1900 г. мать повезла её к о. Илариону. За 12 верст от Троекурова, в селе Епанчине, она так начала страшно биться, что пришлось даже привязать её к телеге. И так всю дорогу она мучилась, кричала и поносила старца Божия. Наконец, с большим трудом ввели её в пещеру и положили на гробницу о. Илариона. Долго лежала она, тяжко дыша, и, придя в себя, перекрестилась: «Царица Небесная, я тебя вижу, - тихо произносила она. - Батюшка о. Иларион!.. я выздоровела - помогите мне». Об этом исцелении своем она заявила священ­нику. Свидетелями этого исцеления были монахиня Досифея, послуш­ница Монаенкова и крестьянка Юдаева.

  Жена булочника елецкого мещанина Мария Николаевна Ягунова с первых дней вступления в замужество страдала припадками. Полтора года продолжалась ее болезнь. Муж и мать несчастной употребляли разные средства к излечению недуга, но ничто не помогало. В 1865 г., в июле месяце, пошли они все трое пешком по усердию к Старцу Божию о. Илариону. Лишь только больная завидела издали монастырские здания, так начала кричать и рваться, что многого труда, и то помощи посторонних людей, стоило дотащить ее до гробницы Батюш­ки, при виде которой ее страдания были ужасны. Но когда надели на голову шапочку о. Илариона, она стала понемногу успокаиваться, наконец, совсем утихла. Несколько дней после того она прожила монастырской гостинице в полном сознании, с верою и усердием при­общилась Св. Христовых Тайн и ушла здоровою. Года через два он опять приходила в монастырь воздать старцу о. Илариону благодаре­ние за исцеление свое от мучительного недуга.

  Лебедянская мещанка Анастасия Табакова, с малолетства стра­дая золотухой, впоследствии застудила ее, отчего образовались у не на голове и на шее шишки и свело руки и ноги. Восемь лет она та страдала. В 1872 г. родители привезли ее в монастырь. Со слез умиления слушала больная молебен Царице Небесной и Угодник Божию Целителю Пантелеймону, а затем и панихиду по о. Илариону. Отправляясь же домой, она взяла с собою св. воды и масла из лампа­ды, от иконы Божией Матери; воду начала пить, а маслом мазать больные члены. Через год приезжал ее отец и со слезами радости рассказывал, что дочь его совершенно выздоровела и теперь свободно дей­ствует руками и ногами.

  Благочинная нашего монастыря монахиня Еликонида передает следующее. Родственник ее из Тульской губернии, Богородицкого уез­да, села Никитского купец Егор Ульянович Ванников, тридцати лет от роду, сильно пил. Пил до того, что с ним сделалась от вина горяч­ка, и доктор советовал даже отдать его в дом умалишенных. Но родные предпочли обратиться к Господу и просить молитв о. Илариона. Привезли его к нам. Все в гостинице были свидетелями припадков одержавшей его горячки. Привели его в пещеру, отслужили по Ба­тюшке панихиду, а он приложился к Батюшке. Потом повели его в келейку и заставили приложиться к батюшкиным халатикам. Оттуда поехали к колодцу, на котором явилась икона Владимирской Божией Матери. Там облили его водою. Он сильно вздрогнул и сразу почув­ствовал себя хорошо. С тех пор он капли вина не пил никакого.

В том же семействе мальчик три года не ходил, даже не вставал на ножки. Привезли его к нам в Троекуровский монастырь, отслужи­ли панихиду, приложили к Батюшке, и он стал ходить. Двоюродная сестра этого мальчика, девочка одного году от рода, была совсем рас­слаблена: не владела ни руками, ни ногами и почти совсем не ела. Как ее приложили к Батюшке, она тут же заснула и к вечеру просну­лась совершенно здоровая.

Еще когда матушка Еликонида ездила с книгой по сбору, в городе Курске была она у одной женщины в доме. Женщина эта едва ходила от сильной боли. У нее болели бок и грудь. Мать Еликонида посове­товала ей записать себя для поминовения о здравии, пожертвовать что-нибудь на церковь и отслужить панихиду по о. Иларионе. Она дала рубль и записала свое имя. Дня через три встретила она мать Еликониду на улице и благодарила за совет, говоря, что, как отслу­жила панихиду, в тот же день почувствовала себя здоровой.

  В селе Медведках Тульской губернии выходит женщина к матери Еликониде с мальчиком совершенно слепым; глаза больные, все отонком затянуты. Женщина спрашивает: «Нет ли, матушка, у вас какого лекарства? Мальчик наш уже год болеет глазами, и доктора не помо­гают». Мать Еликонида дала ей маслица из лампады от батюшкиной иконы Владимирской Божией Матери и сказала: «Проси молитв Ба­тюшки о. Илариона и помажь мальчику глаза этим маслом». Женщи­на послушалась. Помолилась Царице Небесной и мысленно попро­сила у о. Илариона молитвенного заступничества, помазала сыну - глаза. Мальчик заснул и спал целый день и всю ночь. Проснулся и говорит матери: «Дай мне работу» (он занимался вязаньем чулок). Мать спросила: «Какую тебе работу? У тебя глаза болят». - «Когда же они болели? У меня глаза не болят, они у меня здоровые», - отве­чал мальчик. Мать взглянула на него и удивилась: глаза стали совершенно чистые, и следа нет болезни; через год мать Еликонида снов проезжала этим селом, и женщина эта подошла к ней и рассказала об исцелении ее сына.

  В городе Твери зашла мать Еликонида к одной купчихе. У нее боль­шое горе: муж умер, и девочка ослепла уже полтора месяца. На похо­ронах отца она сильно плакала, а ветер был навстречу. У нее глаза закрылись, и нельзя было поднять век. Доктора не могли помочь. По совету этой монахини купчиха отслужила молебен Владимирской Божией Матери и панихиду по Батюшке и помазала глаза дочери св. маслицем. Это было в чистый четверг, а в понедельник на Пасху мать Еликонида, придя к ним, нашла девочку совершенно здоровой.

«Была я еще, - рассказывает мать Еликонида, - в Туле, в девичь­ем монастыре, у хорошей своей знакомой м. Александры. У нее гос­тила одна родственница из Петербурга - больная. Они даже не подо­зревали, чем она больна. Знали только, что на нее часто нападает уныние. А я всегда носила при себе батюшкин портретик и святое масло. Только прихожу к ним - больная как вскочит, бросилась ко мне: «Вон! Вон! Зачем пришла? Гоните ее вон! Сама таскается, да еще какого-то Лариона с собою принесла!» Одним словом, такой подняла шум, что м. Александра просила меня удалиться для ее спо­койствия. Но игуменья того монастыря, узнавши об этом, настояла, чтобы больной дали выпить св. маслица, помазали ее им и насильно приложили к батюшкину портретику. А наутро, когда больная по моему совету отслужила молебен Владимирской Божией Матери и панихиду по Батюшке о. Илариону, священник и монахини были сви­детелями ее припадков и исцеления. Потом она при мне, крестясь, с любовью лобызала портрет старца Божия и благодарила Господа за благодатное дарование ей исцеления.

  Пришлось и мне самой быть свидетельницей благодатного исце­ления по молитвам о. Илариона в семействе боголюбивого и благо­честивого князя Лобанова-Ростовского в Ефремовском уезде. В одно время приезжаем мы к ним с матушкой П. А. Уваровой. Дело было филипповками. У княгини был болен первый младенец. Трех меся­цев еще ему не было. Сидим мы вечером. Она в ужасной скорби. Входит кормилица и докладывает: «Ваше сиятельство, дитя очень уж трудно. Умирает вовсе». А он уже несколько дней не кушал. Кня­гиня пошла в детскую. Приходит оттуда вся в слезах. Матушка ей говорит: «Не скорбите, княгиня. Слезами не поможете. А вы помо­литесь лучше сегодня ночью старцу Божию о. Илариону. Усерднее помолитесь, и Господь исцелит ваше дитя. И я буду молиться». Кня­гиня пошла, затворилась в своей комнате и горячо молилась часа два. Потом пошла ночью посмотреть сына, в детскую. Кормилица гово­рит ей: «Не трогайте его, Ваше сиятельство, он уснул». - «Как ус­нул? Не умер ли он?» - воскликнула она в испуге. «Нет, он очень покойно спит». Она вернулась к себе. В шесть часов утра приходит снова кормилица: «Ваше сиятельство, пожалуйте в детскую». Кня­гиня пошла и видит, что сын лежит живой, веселенький и требует кушать. Княгиня в радости дала обещание съездить с ним к Батюшке, поблагодарить старца Илариона. С тех пор они возымели еще боль­шую любовь и веру к Батюшке о. Илариону и обращались к нему с молитвой во всех своих скорбях. Через несколько лет после этого исцеления княгиня была в тягостях и так была слаба, что доктор ска­зал князю, что она может даже умереть. Они жили тогда в Москве. Боясь за ее жизнь, князь написал моей матушке, прося выслать ба­тюшкину сорочку. Матушка тотчас же по почте выслала ее. Когда княгиня почувствовала боль и страдание, то тут же приказала подать ей батюшкину сорочку. Ей подали, и она вдруг пришла в забвение и разрешилась, не чувствуя никакой болезни. Сама княгиня Анна Ива­новна Лобанова-Ростовская рассказывала мне об этом.

Приведу еще несколько рассказов, свидетельствующих о том, что Батюшка о.Иларион и по смерти своей помогает обращающимся к нему.
Послушница Феоктиста Подкопаева постепенно начала глохнуть. Она лечилась, но глухота все увеличивалась и дошла до того, что она совсем потеряла слух и только по губам могла понять, что ей гово­рят. В таком положении она пробыла три дня, и все время плакала и просила старца Божия исцелить ее. На третью ночь видит она во сне: подошел к ней Батюшка, каким он изображен на портрете, и шепчет ей на ухо: «А ты голову маслом помажь да всегда говори: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя». Проснувшись, она ис­полнила это приказание, помазала голову маслом из лампады от ба­тюшкиной иконы, и глухота ее прошла.

  Другая послушница Евфимия Шушунова летом 1907 года сильно заболела и пролежала целый месяц в постели. Лечилась, но лекарства мало помогали. Тогда она с помощью палки пошла в батюшки­ну келью, приложилась к чугунному кресту, полежала на батюшки­ном диванчике и растерла больные члены маслом из лампады перед иконой Владимирской Божией Матери, и на другой же день встала здоровая.

  Восьмилетний мальчик Иван Сидоров из города Липецка резал с отцом траву лошадям. Отец на него за что-то вдруг прикрикнул, ним от неожиданности и от испуга сделался припадок, который с тех пор часто повторялся. Родные кинулись по бабкам, но мальчику не легчало. Гостившая у них родственница, послушница Анна Егоров­на Сидорова, посоветовала им поить больного водой, спущенной батюшкина портретика. Они так и сделали, помолились усердно, спу­стили с портретика воду и стали давать ее мальчику. Припадки в скором времени совсем прекратились. Это было в 1906 году. Исцелен­ный приезжал с отцом служить панихиду по Батюшке.

  На родине о. Илариона в селе Зенкино, где так еще свежа память о нем, живут некоторые чернички, построившие себе кельи под так называемой Наумкиной горой у батюшкина колодца. Осенью 1906 г. в одной из этих келий гостила родственница хозяек, молодая девушка; чернички уговаривали ее остаться с ними или поступить в какой-либо монастырь, а замуж не ходить. А к ней сватался жених. Девуш­ка была в нерешительности: ей и монастырь нравился, и от мира его утехами отказаться жалко. Переночевавши, они утром встала очень рано и принялись за домашние хлопоты: кто начал печку то­пить, кто пошел подоить корову, а гостья взяла ведра и пошла за во­дой к колодцу. Было еще темно, и туман скрывал дальние предметы. Подойдя к колодцу, видит она - стоит у часовни старичок в халатике, совсем такой, как Батюшка на портретике. Подошел к ней и сказал: «Ты по двум дорогам не ходи - выбирай одну». И еще говорил ей нечто о ее жизни, о чем она умалчивает. Во время этого разговора девица не чувствовала никакого страха, и только когда старичок стал от нее удаляться, она опомнилась, бросилась опрометью назад в ке­лью и закричала: «Идите, идите! Смотрите: со мной Батюшка сейчас говорил. Вон он пошел на Наумкину гору». Те пошли посмотреть, но никого уже не было.

  Другим свидетельством целительных дарований Угодника Божия старца Илариона служил многоводный источник близ села Зенкино, вырытый им самим. Вода этого источника считалась в окрестности целебной. Сюда матери приносили купать больных детей и замеча­ли: кому исцелеть - сразу поздоровеет, а кому помереть - вдруг силь­нее захворает. Над источником была устроена маленькая часовенка. В ней перед образами горела неугасаемая лампада и помещался не­большой портрет старца Илариона . Сюда совершались все крестные ходы на воду. В местной церкви по желанию жителей с. Зенкино пе­ред каждой Литургией совершалась великая панихида по старцу Илариону и родителям его.


    Дополнительно:
 

  Автобиография преп. Илариона, Троекуровского затворника

  13 июля - обретение мощей преп. Илариона, Троекуровского затворника

 

 

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar